Онкология как повод для перемен.

Моя мама заболела раком в 42 года, умерла в 46. Сейчас мне почти 45 и поэтому я говорю с вами про онкологию. Я посвятила этому вопросу какое-то время, познакомилась с людьми, которые занимаются онкопсихологией, само собой получила удостоверение онкопсихолога, но все, о чем я буду здесь говорить, это, прежде всего информация. Вы можете поступить с ней по своему усмотрению.
Люди боятся онкологии не потому, что боятся боли, мы боимся встретиться с неизбежностью своей смерти. «Вы больны раком» для многих означает «вы скоро умрете», и уже не получится отодвинуть в темный пыльный угол этот вопрос. Хотите профилактику? Представьте, что вы действительно умрете в течение трех лет. Почему вам жаль? Что не случилось в вашей жизни? На что вы рассчитывали, но откладывали? Займитесь этим. Вот прямо сейчас отложите все и займитесь тем, зачем вам на самом деле нужна ваша жизнь. Обеспечьте себе возможность заниматься этим все время. Прекратите ныть, перестаньте надеяться, что кто-то вам это организует. Никто кроме вас и онкологии не может этого организовать. Начните первым.
Причин у онкологии одновременно и нет, и множество, что собственно, одно и то же. Генетика участвует, экология участвует, питание участвует, возраст участвует, образ жизни участвует, психологический склад личности рулит. Не участвует только возможность заразиться раком от другого человека. Оказывается, мир настолько боится рака, что устроить ребенка, перенесшего онкологию, в детский сад или школу очень сложно. Его всеми правдами и неправдами стараются оттуда спровадить. Боятся заразиться! Так вот, это единственная причина, по которой заболеть раком невозможно. Все остальное влияет.
Посмотрим на проблему сверху. Это мысль вызывает бурные протесты, мало кто готов согласиться, что мы и так зажились на этой планете, но, тем не менее, давайте наберемся мужества и посмотрим. На планете 7,5 млрд. людей. В середине XIX на Земле жило около 1,5 млрд. Средняя продолжительность жизни человека тогда составляла 37 лет. Сейчас, в первой четверти XXI — около 70 лет. За какие-то 1,5 века нас не просто стало очень много, мы еще и стали жить в 2 раза дольше. 63% больных раком — это люди старше 60 лет. Я убеждена, что с точки зрения человечества проблему онкологии решить нельзя. Мы сами являемся раковой опухолью, растущей колоссальными темпами на теле нашей планеты. Природа справляется с нами, как может. Чтобы решить проблему онкологии, человечеству надо решать проблему своих отношений с планетой. А оно еще даже не начинало. Поэтому ждать, что человечество спасет от рака лично вас, не стоит.
Что остается? Когда опухоль начинает прощупываться и болеть, это уже 3 или 4 стадия. То, что лечится легче, можно найти только случайно или последовательным поиском. Скрининги (только не кровь на онкомаркеры, это пустая нервотрепка) помогают распознавать опухоли на самых ранних стадиях. Это здорово снижает смертность в развитых странах от рака молочной железы, например. Но в мире известно более 200 разновидностей рака. 200 скринингов в год мы не сможем себе позволить, так ведь?
Диета. Нет никаких достоверных статистических данных по диетам, которые обеспечивают отсутствие онкологических заболеваний. Есть продукты, содержащие вещества, которые вроде бы способствуют профилактике. Есть продукты, содержащие вещества, которые вроде бы провоцируют онкологию. Есть народы, которые болеют онкологией меньше и, возможно, дело в питании. Рассказывают про китайцев, например. Тут можно экспериментировать. В любом случае, питание играет заметную роль в выздоровлении при многих болезнях. Но. Есть статистика, которая показывает, что люди, целенаправленно ведущие ЗОЖ, болеют онкологией чаще, чем те, кто не зациклен на нем. Возможно, есть и другая статистика.
Генетические тесты могут выявить наличие предрасположенности к онкологии определенного вида (к раку желудка, например). Есть врачи, которые рекомендуют удалять здоровый желудок, если у вас найдена такая генетическая предрасположенность. Это не защитит вас от остальных 199 видов рака. Удалять все органы, где может развиваться рак, пока еще никто не предложил.
Айзенк проводил эксперименты по влиянию психотерапии на профилактику онкологических заболеваний еще в 1993 году. В исследовании участвовало 100 человек, склонных к заболеваниям раком легкого или ишемической болезнью по психологическим особенностям. Все были поделены на 2 равные группы, с контрольной группой не делали ничего, со второй группой работали в рамках поведенческой терапии и копинг-тренинга индивидуально и в группе. По полу и возврату группы были идентичны. Через 13 лет в контрольной группе от рака легкого умерли 16 человек из 50. В экспериментальной группе ни одного. Ни одного. Важно! Есть психологический профиль онкологического больного и есть эксперименты, которые показывают, что психотерапия помогает не довести дело до онкологии.
В России Мария Ивашкина с командой несколько десятилетий занимается психологическим профилем онкобольного. Тут тоже нет 100%-ных данных, но есть интересные корреляции. Выявленный Мариной профиль встречается, по ее данным, у онкологических больных в 70-80% случаев, у обычных людей или тяжело больных не онкологическими заболеваниями — в 35-40% случаев, может встречаться у людей, находящихся в коротком рецидиве (до 5 лет). Люди, вышедшие на рецидив, но сохранившие онкологический профиль, очень часто имеют повторное заболевание. У людей, находящихся в устойчивой ремиссии (20 лет и более) ОНКОЛОГИЧЕКИЙ ПРОФИЛЬ СТРЕМИТЬСЯ К 0. Т.е. не встречается СОВСЕМ. Перевожу: люди, которые справляются с раком в долгосрочном периоде, либо не имеют онкологического профиля, либо могут уйти от него в процессе лечения.

Теория стресса. Многие, даже светлые умы, такие как Татьяна Черниговская, любят повторять про вред стресса для здоровья человека. Многие онкопсихолги работают с онкологическими больными именно в зоне работы со стрессом, как текущим, так и прошлым. У меня это категорически не укладывалось в голове, ведь стресс – это и есть жизнь. Сами роды – это колоссальный стресс для всех участников процесса, любое важное события в жизни – это стресс. Жизнь, конечно, ведет к смерти, но странно как-то на это жаловаться. И вот я нашла светлую мысль, которая смогла соединить теорию стресса как причины онкологии и мою картину мира. Есть версия, которая предполагает, что губителен не стресс сам по себе, а невозможность выйти из стресса и не разрушить при этом свою самоидентификацию. Я хорошо понимаю эту мысль именно в силу личной истории. Моя мама была потрясающе аккуратным человеком. Никто никогда не видел ни одной лишней складочки на ее одежде, придя домой, она мыла обувь, которую брала как вторую в поликлинику. В детстве мне не разрешалось мыть полы шваброй (делать надо обязательно хорошо) и на коленках (это некрасиво). Моя мама могла несколько лет спать на раскладушке, потому что диван, который она хотела бы купить, хороший диван, не попадался. Какой-нибудь ей не был нужен. Она была перфекционистом в хорошем смысле слова. У нее был колоссальный авторитет и среди коллег, и среди друзей, и среди родственников. С ней всегда советовались. И вот онкология приводит ее к стоме. Последней операцией, которую она сделала, была операция, которая должна была ее от стомы избавить. В моем дальнем кругу есть женщина, которая живет со стомой более 30 лет. Моя мама не смогла.
Мы все боимся рака и боимся смерти. Но я не вижу других способов решения вопроса онкологии для себя, кроме как рассматривать опухоль не как врага (как это принято в медицине), а как часть системы. Часть, которая, как и все в системе, в целом на нашей стороне. Я не проводила исследований, просто собираю информацию о людях, которые живут с онкологией более 20 лет. Я вижу всего две версии: либо у них не было онкологического профиля, либо они что-то серьезное изменили в своей жизни после того, как заболели. Причем это не касается современных методов лечения. Такие истории были и 40 лет назад, есть и сейчас.
Настало время озвучить этот злополучный онкологический профиль.
1. Такой человек идентифицирует себя с ребенком, он старается быть хорошим, правильным, отличником, подсознательно рассчитывая на взрослых, которые обеспечат его благополучие, если он им понравится.
2. Человек находится в плохом контакте с собственными эмоциями, не видит полутонов, имеет запреты на выражение тех или иных эмоций. Это приводит к отсутствию контакта с подсознательным и интуицией и, как следствие, низкой готовности к изменениям. Часто такие люди также имеют высокие сенсорные пороги (не чувствуют боль) и предпочитают не рефлексировать, плохо понимают свои потребности. Жизнь проходит на уровне «что купить, что поесть, кто что сказал».
3. Внешний локус контроля. Человек считает, что многое в жизни зависит от внешних обстоятельств, а не от него самого.
Есть мнение, что онкологический симптомокомплекс активно формируется в 4-6 лет. Что делать, чтобы ребенок туда не попал? Лучший способ, конечно, – это заняться собой. Никакая развивающая среда не может компенсировать наличие инфантильного родителя в ней. Но вот как узнать, достаточно взрослый ты или нет? Один из критериев взрослости, на мой взгляд, как и один из острых дефицитов поколения текущих детей – это навык проживания неприятных ситуаций, связанных с болью, разочарованием, фрустрацией. Способность прожить их и остаться целым при этом. Второй критерий – это отношение к одиночеству, способность быть одному, быть себе интересным и развлекать себя самостоятельно. В конце концов, каждый из нас – это один из 7,5 млрд., которых природа сокращает, как может.